Главная Город в лицах

Город в лицах

вернуться к списку

26 ноябрь 2018

Илья Мороз: В России есть все предпосылки для понижения цен на бензин

Генеральный директор АО «Солид – товарные рынки» Илья Мороз рассказал в интервью Городу+, как налоги влияют на топливный рынок, какое соглашение государство заключило с производителями нефти и когда цены на бензин в России начнут уменьшаться.


 

Новый выпуск программы «Главный+» смотрите на нашем сайте или Youtube-канале

- Илья Викторович, как вы охарактеризуете текущую ситуацию на российском топливном рынке?

- Вопрос очень простой и сложный одновременно. С точки зрения топливообеспечения никаких вопросов нет: промышленность работает в рядовом режиме, количества нефтепродуктов в стране достаточно. Но есть определенные вопросы с ценообразованием и с развитием биржевых институтов. Они беспокоят и регуляторов, и участников рынка, и продавцов, и покупателей. Сейчас совместно с основными регуляторами рынка, которыми являются антимонопольная служба, Центральный банк Российской Федерации, Министерство энергетики, идет активная работа, в том числе на базе Санкт-Петербургской товарно-сырьевой биржи. Там есть институты, которые подразумевают коллективное участие в совершенствовании биржевых торгов.

- Каков процент топлива продается через биржу для внутреннего рынка страны?

- В 2013 году два регулятора – Министерство энергетики и ФАС – разработали нормативы, которые обязывают нефтяные компании продавать 10% произведенного бензина и 5% дизельного топлива на внутреннем рынке через биржу. Такие же нормативы предусмотрены для мазута – 2% от объема производства и для авиационного топлива – 5%. Есть еще нормативы по сжиженным углеводородным газам, но главное, что в первую очередь интересует всех автолюбителей и население, – это бензин и дизельное топливо. Пока эти нормативы работают. Была проведена огромная работа по их увеличению, но когда все уже было согласовано, правительство на время действия соглашения с нефтяными компаниями приняло решение пока заморозить этот процесс.

- Каково ваше личное мнение: нормативы нужно увеличивать или можно оставить так?

- С нашей точки зрения, нет ни малейшего сомнения в том, что увеличивать эти нормативы нужно. Это доказывает статистика и об этом свидетельствуют все биржевые показатели. У ряда компаний-производителей есть вопросы и негативная оценка этих явлений. Собственно, сейчас это устаканивается. Как только закончится период административного регулирования рынка, я думаю, нормативы будут увеличены.

- А в чем заключается административное регулирование?

- Дело в том, что в последнее время конъюнктура на рынке складывалась таким образом, что из-за высоких цен на нефть и нефтепродукты на внешних рынках производителям было выгоднее экспортировать товар, чем оставлять его на внутреннем рынке. И здесь действовали банальные законы спроса и предложения: если товара на внутреннем рынке осталось мало, а спрос на него не упал и остался на том же уровне, начинает расти цена. Она стремится к паритету с внешним рынком, чтобы для производителя не было разницы, куда отправлять товар – на внутренний рынок или на внешний. Но в силу того, что платежеспособность населения в России и в Европе разная, правительство вынуждено было искать пути искусственного ограничения, чтобы не допустить поднятия розничных цен для автолюбителей и промышленности. Собственно, суть соглашения правительства с нефтяными компаниями заключается в совместном создании и поиске условий для сохранения цен.

- Розничные цены на бензин в Европе, если мы говорим о внешнем рынке, в разных странах разные. Чем это обусловлено?

- Обусловлено, как правило, налоговой политикой государства. Мы знаем примеры стран, где цены на нефтепродукты достаточно низкие, но и налоговая нагрузка там практически стремится к нулю. А есть европейские страны, где налоговая нагрузка очень высокая. Мы, например, совсем недавно стали свидетелями массовых акций протеста во Франции, когда сотни тысяч автолюбителей вышли на улицу, перекрыли движение и протестовали против очередного повышения налогов на экологию и экологические сборы с бензина. Причем повышение там было на единицы центов. Примерно 6 евроцентов на бензин и 3 цента на дизельное топливо. Поскольку цены на бензин во Франции одни из самых высоких в Европе, народ протестует.

- А как складывается ситуация в России? У нас за последний год цены на заправках точно выросли процентов на десять. Почему?

- Тоже налоговая политика. У нас достаточно резко выросли акцизы. Не планировалось такое сильное повышение налоговой нагрузки, она сейчас составляет порядка 65% цены на топливо. Это чтобы все понимали, что это не жадные нефтяники забирают деньги себе в карман. Нет, на самом деле у них сейчас маржа около нуля, а по каким-то видам продуктов даже отрицательная. Никто не жирует. И государство тоже. Не то что оно плохое, забирает деньги. Нет, эти деньги нужны для развития, наполнения бюджетов для дорожных фондов, для реставрации, строительства дорог. Это все плановые показатели. И в следующем году налоговая нагрузка будет еще повышена. Мы все знаем, что повышается НДС с 18 до 20%, и в бюджет уже заложено увеличение акцизов на моторное топливо в полтора раза. Это существенно. Это не может не отражаться на росте цен на топливо. Какое-то время его можно искусственно сдерживать, и государство предусмотрело механизмы компенсации нефтяным компаниям этой налоговой нагрузки. Но будем смотреть, как это будет работать. Потому что пока этот механизм не вступил в действие, есть определенные вопросы.

- Акцизы платятся компаниями вперед, то есть они несут существенные расходы еще до продажи нефтепродуктов. Речь идет о миллиардах?

- Конечно. Это очень большие средства. И акцизы платит производитель, они по цепочке просто входят в стоимость нефтепродукта, который мы с вами заливаем в бак автомобиля.

- Как изменение правил биржевой торговли может положительно повлиять на эту ситуацию?

- Я бы сказал, что меры, которые принимаются и рассматриваются сегодня, носят достаточно косметический характер и относятся только к определенной категории участников торгов. Большая волна негатива почему-то пошла в сторону трейдеров, которые приобретают товар на бирже в интересах конечных потребителей. На самом деле неправильно привязывать рост цены на нефтепродукты к этим покупкам, потому что львиную долю торговых операций на бирже совершают нефтяные компании. Все находится в их власти, и они могут не задирать цены, а продавать на уровень ниже. Ведь ни один покупатель в стране не купит дорогой нефтепродукт, если он будет видеть, что на открытых торгах сформировалась цена ниже. Когда конечный покупатель дает профессиональному участнику рынка поручение купить нефтепродукты, он говорит: по рыночной цене или дешевле. Поэтому брокер или трейдер (часто смешивают эти понятия) исполняет это поручение также по рыночной цене. Так этот рынок устроен, и такая модель работает во всем мире.

- Если пофантазировать, возможна ли в стране продажа через внутренние торги половины всей производимой нефти?

- Мы оценивали такую возможность и считаем, что для нашего рынка это было бы очень серьезным благом. Попробую объяснить, почему. Иногда я слышу тезисы: а давайте все нефтепродукты будем реализовывать на бирже. Это невозможно, это утопия, потому что есть категория покупателей, выход которых на биржу требует очень серьезного изменения законодательства. Это и наши оборонные ведомства, и структуры, которые связаны с гостайной, я имею в виду Росрезерв. Это и бюджетные организации, которые не имеют возможности платить предоплату. Есть значительный сегмент рынка, который не вписывается в рамки биржевой торговли. И с нашей точки зрения, 50% как раз достаточно, чтобы закрыть их потребности на внебиржевом рынке по прямым контрактам между производителями и такого рода потребителями. Что касается всего остального объема, то, с нашей точки зрения, было бы эффективно и правильно реализовывать 50% этого объема на открытых публичных торгах. Но нефтяные компании против такого решения, потому что считают, что несут дополнительную социальную нагрузку и поэтому должны находиться в привилегированном положении по сравнению с другими участниками рынка. Они говорят: «Как же так, получается, что розничные сбытовые предприятия, которые находятся в регионах и обеспечивают розничную реализацию на собственных заправках, ставятся в равные условия с независимым участником рынка?». В Европе даже близко понятий таких нет, на входе все получают одинаковые условия на торгах. У нас же в России есть определенная специфика. Компании не понимают, почему они должны быть наравне с независимыми участниками рынка. «Мы здесь хозяева, как мы хотим, так и сделаем». А биржа формируется по остаточному принципу, «вы там деритесь как хотите за те объемы, которые нам предписано на открытых торгах продавать».

- Можно ли сказать, что крупные компании исполняют все предписания по поводу лимитов, которые им даются?

- Как правило, да. Есть крупнейший производитель в лице компании «Роснефть» – они обычно вдвое превышают эти нормативы и являются самым сильным рыночным игроком, по сути, драйвером развития биржевой торговли. Собственно, в создании биржи компания «Роснефть» приняла самое непосредственное участие. Честь и хвала Игорю Ивановичу Сечину, который приложил огромные усилия для развития этого института. В то же время есть ряд других крупных нефтяных компаний, которые исполняют эти нормативы по минимуму. К слову, нормативы, которые были приняты в 2013 году, очень сильно устарели, и с тех пор рынок поменялся. Для насыщения этого рынка становится недостаточно тех объемов, которые были приняты. Бывают ситуации, когда на определенных торговых базисах есть спрос на 20 вагонных цистерн топлива, а нефтяная компания выставляет всего две бочки. И за них идет такая драка, и потом еще тех, кто купил, обвиняют в том, что они задирают цены. На самом деле, в то время, когда рынок насыщен и есть товар, никакого ажиотажа нет, все спокойно, участники рынка имеют возможность купить товар. Такие острые моменты появляются только во время дефицита топлива. Дефицит топлива напрямую зависит от воли и желания нефтяной компании обеспечить объем того спроса, который присутствует на бирже на открытых торгах. И это ключевой фактор, о котором почему-то забывают. Когда мы говорим о совершенствовании биржевых институтов и биржевых законов, этот важный момент почему-то не участвует в обсуждениях. Мол, вы сначала сделайте косметические правки, а потом мы, может быть, увеличим объемы торгов.

- Илья Викторович, как вы оцениваете, какое время необходимо на выравнивание ситуации на российском топливном рынке при наличии политической воли?

- Не все зависит от политической воли. В данный момент ценовая конъюнктура складывается таким образом, что реализация нефтепродуктов на внутреннем рынке гораздо эффективнее, чем экспорт. Соответственно, внешние цены на нефтепродукты падают, а на территории России цены достаточно высокие. Поэтому мы ожидаем насыщения этого рынка. Рынок сбалансируется сам собой. И нам кажется, что есть все предпосылки для того, чтобы цены, в том числе и на заправках, пошли вниз.

Новый выпуск программы «Главный+» смотрите на нашем сайте или Youtube-канале

Текст и фото: Город+. 

Теги: Беседа

Комментарии

Нет комментариев

Для того чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться.

наверх